– Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница

– Возможно, мне следовало уделить этим историям больше внимания. Я постараюсь собрать больше информации о войне между Чалседом и Бингтауном. Но сейчас давайте попробуем оценить наше положение. – Он откашлялся и посмотрел на меня, словно подозревал, что я скрываю жизненно важные сведения. – Засыпанные землей города, о которых тебе рассказал Шут… можно ли их связать с заброшенным городом, где тебе довелось побывать? – Чейд задал свой вопрос так, словно он был важнее, чем слова королевы о нанесенном нам оскорблении.

Я пожал плечами.

– Понятия не имею. Город, где я побывал, не был погребен под землей. Однако какая-то катастрофа погубила всех его жителей. Он напоминал торт – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница, разрубленный топором. А потом река затопила разломы.

– Катастрофа, после которой земля одного города покрылась трещинами, могла привести к тому, что другой город полностью ушел под землю, – предположил Чейд.

– Или пробудить спящий вулкан, – вмешалась Кетриккен. – В Горном Королевстве я слышала немало таких легенд. Землетрясение может разбудить вулкан, из жерла которого начинает изливаться лава, небо темнеет от пепла, воздух наполняется удушающим дымом. Иногда со склонов обрушиваются потоки воды и грязи, заполняя лощины и овраги, а потом и равнину. Существует легенда о городе в долине, возле глубокого озера. За день до землетрясения там все было хорошо. В городе кипела жизнь – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница. Когда через два дня в город приехали путешественники, они обнаружили тела мертвых горожан на улицах, где они лежали рядом с трупами домашних животных. Ни на одном из тел они не нашли следов насилия. Казалось, люди просто упали на землю и умерли.

Наступила тишина. Чейд заставил меня повторить все, что Шут рассказал о драконах Бингтауна. Потом задал мне несколько вопросов про драконов Шести Герцогств, на большинство из которых я не знал ответов. Могли быть змеиные драконы среди тех, что я разбудил? Если змеиные драконы выступят против Шести Герцогств, удастся ли убедить наших драконов вновь подняться на защиту Баккипа? Или они объединятся – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница со своими чешуйчатыми родичами? Кстати, о чешуе, что мне известно о диковинном юноше? Рассказывал ли Шут об этой расе?

Когда меня наконец отпустили, чтобы обсудить услышанное, я не сомневался, что пропустил сразу несколько трапез. Покинув покои Кетриккен через потайной ход, я добрался по нему до своей спальни. Лорд Голден куда-то ушел, и я отправился на кухню, чтобы перекусить. Однако там царило неслыханное оживление, и меня категорически отказались впустить. Мне пришлось отступить. Тогда я зашел в караулку, где разжился хлебом, мясом, сыром и элем – большего мне и не нужно было.



Поднимаясь по лестнице, я размышлял, удастся ли мне немного – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница поспать, пока лорд Голден и другие аристократы Баккипа обедают с послами Бингтауна. Я понимал, что должен переодеться и занять свое место у него за спиной, но у меня не осталось сил воспринимать что-то новое. Я рассказал Чейду и Кетриккен о драконах. Теперь пусть сами принимают решение. Меня продолжали мучить мысли о Неде и никак не удавалось придумать относительно разумный выход из создавшегося положения.

Нет, мне необходимо поспать, решил я. Сон, хотя бы на некоторое время, защитит меня. Быть может, когда я встану, в голове у меня немного прояснится.

Я постучал в дверь покоев лорда Голдена и вошел. Тут же с – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница одного из стоящих у стены стульев поднялась женщина. Я огляделся по сторонам, предположив, что ее впустил лорд Голден, но его нигде не было. Возможно, он вышел в другую комнату… впрочем, он ни за что не оставил бы гостью в одиночестве. Да и угощения на столе я не заметил – что было совсем не похоже на лорда Голдена.

А гостья производила сильное впечатление. И не только необычным нарядом. Поражали ее размеры. Она была с меня ростом, длинные светлые волосы ниспадали на широкие сильные плечи воина, карие глаза оценивающе смотрели на меня. Черные сапоги доходили до колен, и она предпочла леггинсы – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница юбке. Наряд незнакомки дополняла льняная рубашка цвета слоновой кости и изящный жилет из оленьей кожи, украшенный орнаментом. Плиссированные рукава рубашки были отделаны кружевами, но одежда не стесняла свободы движений. Простой покрой лишь подчеркивал необычность тканей и вышивки.

Уши необычной женщины украшали серьги, деревянные с золотом. По изящной резьбе я сразу узнал работу Шута. На шее незнакомки я заметил золотую цепочку, на запястьях – золотые браслеты, но украшения были простыми, и я мог бы поклясться, что она носит их для собственного удовольствия, а не из тщеславия. На левом бедре висел простой меч, на правом – охотничий нож. Наши удивленные глаза встретились. Потом женщина – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница оценивающе оглядела меня и обезоруживающе улыбнулась. Я увидел очень белые зубы.

– Вы, должно быть, лорд Голден. – Она двинулась мне навстречу, на ходу протягивая руку. Несмотря на необычный наряд, я уловил акцент, характерный для Шокса. – Меня зовут Йек. Возможно, Янтарь обо мне рассказывала.

Я взял ее руку.

– Прошу меня простить, миледи, но вы ошибаетесь. Я слуга лорда Голдена, Том Баджерлок. – Ее пожатие оказалось твердым, а рука сильной и мозолистой. – Сожалею, что меня здесь не было, когда вы пришли. Я не знал, что лорд Голден ждет гостей. Могу я вам что-нибудь принести?

Она пожала плечами, выпустила мою – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница руку и вернулась к стулу, на котором сидела.

– Не думаю, что лорд Голден меня ждет. Я пришла его навестить, и слуга указал мне его покои. Я постучала, никто не ответил, тогда я вошла и стала ждать. – Она уселась, скрестив ноги, и спросила, улыбнувшись заговорщицкой улыбкой. – Ну, а как поживает Янтарь?

Что-то здесь было не так. Я посмотрел на закрытые двери.

– Я не знаю, о ком вы говорите. Как вы вошли? – Я стоял между нею и дверью.

Она выглядела весьма внушительно, но ее одежда и волосы пребывали в идеальном порядке. Если бы она что-то сделала с Шутом, я бы – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница заметил следы борьбы. Однако в комнате царил полнейший порядок.

– Я открыла дверь и вошла. Она не была заперта.

– Эта дверь всегда запирается. – Я попытался произнести свое возражение вежливо, но тревога моя возрастала.

– Ну а сегодня кто-то забыл ее запереть. Том, у меня срочное дело к лорду Голдену. Поскольку он меня хорошо знает, он не станет сердиться, что я вошла в его покои без разрешения. В прошлом году я вела немало дел от имени лорда Голдена, Янтарь же играет роль посредника. – Она склонила голову набок и закатила глаза. – И я ни на минуту не поверю, что ты не знаешь – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница, о ком мы говорим. – Она склонила голову на другую сторону и уличающе посмотрела на меня, а потом ухмыльнулась. – Знаешь, мне нравятся твои карие глаза. Куда симпатичнее, чем голубые гляделки Парагона.

Я оцепенело таращился на нее, и ухмылка гостьи стала еще шире.

Казалось, за мной наблюдает большая дружелюбная кошка. Я не ощущал враждебности с ее стороны. Мне даже показалось, что она с удовольствием дразнит меня. Я не понимал, что происходит. И никак не мог решить, как лучше поступить – выставить ее из комнаты или задержать до возвращения лорда Голдена. Мне все сильнее хотелось открыть дверь в его спальню и кабинет и убедиться, что – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница он не лежит там в луже крови.

Я услышал, как в замке поворачивается ключ, и облегченно вздохнул. Подойдя к двери, я распахнул ее и сразу же объявил, пока Шут не успел войти:

– Лорд Голден, к вам пожаловал посетитель. Леди Йек. Она говорит…

Я не успел закончить свою речь и замолчал – лорд Голден решительно отстранил меня и торопливо вошел в комнату. Затем он тщательно прикрыл за собой дверь и запер ее на задвижку, словно леди Йек была щенком, который может выскочить наружу. Страшно побледнев, он подошел к нежданной гостье.

– Лорд Голден? – воскликнула Йек и довольно долго молча смотрела на него – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница. Потом искренне расхохоталась, стуча кулаком по колену. – Ну, конечно. Лорд Голден! И как я сама не догадалась? Я должна была сообразить с самого начала! [2]

Она подошла к нему, нисколько не сомневаясь в теплом приеме, радостно обняла, а потом отступила на шаг, взяла за плечи и принялась с интересом разглядывать его одежду и волосы. Мне показалось, что он все еще не пришел в себя, но улыбка не сходила с лица леди Йек.

– Великолепно. Если бы я не знала, то никогда бы не догадалась. Но я не понимаю. Зачем этот обман? Ведь он мешает вам быть вместе!

Она перевела взгляд с – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница Шута на меня, и я понял, что вопрос обращен к нам обоим. Намек не оставлял сомнений, но я не понимал, почему она говорит об «обмане». Я почувствовал, что у меня горят щеки, и ждал, когда лорд Голден все разъяснит, но он молчал. Должно быть, выражение моего лица потрясло Йек, поскольку она вновь повернулась к лорду Голдену и неуверенно спросила:

– Янтарь, друг мой… Кажется, тебя не обрадовала встреча со мной?

Лицо лорда Голдена превратилось в маску. Наконец, он заговорил. Голос прозвучал негромко и спокойно, но мне он показался каким-то сдавленным.

– Том Баджерлок, сегодня я больше не – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница нуждаюсь в твоих услугах. Ты свободен.

Еще никогда мне не было так трудно играть свою роль, но я понял, что только отчаяние могло заставить лорда Голдена обратиться ко мне таким тоном. Я стиснул зубы и неловко поклонился, заставив себя забыть об оскорбительном намеке, сделанном леди Йек.

– Как пожелаете, милорд, – ледяным тоном ответил я. – Я воспользуюсь шансом немного отдохнуть.

Повернувшись, я направился в свою спальню. Проходя мимо стола, я взял свечу. Распахнул дверь, вошел в спальню и закрыл за собой дверь. Почти полностью.

Затем я совершил поступок, которым вряд ли смог бы гордиться. Конечно, можно всю вину возложить на Чейда, который воспитал – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница меня соответствующим образом. Но это было бы не слишком честно. Меня переполняло возмущение. Йек явно считала, что мы с лордом Голденом любовники. А он даже не попытался ей возражать… более того, из ее слов и поведения я понял, что он сам дал ей понять, что дела обстоят именно так. По какой-то причине он не стал разубеждать Йек.

И еще меня поразило, что Йек смотрела на меня так, словно ей что-то обо мне известно. Очевидно, она знала лорда Голдена, но познакомилась с ним в другом месте, когда он носил иное имя. Я не сомневался, что никогда – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница не видел этой женщины. Значит, она могла слышать обо мне только от Шута. Я оправдывал себя тем, что имею право выяснить, какие из моих тайн Шут открыл совершенно чужой мне женщине. В особенности если она смотрит на меня оценивающим взглядом и делает оскорбительные замечания.

Что позволило Йек сделать подобный вывод? Что ей рассказал Шут и почему? Во мне начала зарождаться слепая ярость, но я задушил ее. У Шута наверняка была причина, чтобы так поступить. И я имею право знать, какова она, хоть и верю своему другу. Поставив свечу на стол, я уселся на кровать и сложил руки на коленях – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница. Потом я заставил себя отбросить все эмоции. Каким бы отвратительным не казалось мне положение, в которое я попал, я понимал, что должен сохранять хладнокровие. Я прислушался. Оставленная щель позволяла мне понимать большую часть разговора.

– Что ты здесь делаешь? Почему не предупредила меня о своем появлении? – В голосе Шута я услышал не столько удивление и раздражение, сколько отчаяние.

– Но как я могла тебя предупредить? – весело осведомилась Йек. – Чалседийцы топят все корабли, которые плывут в сторону Шести Герцогств. Из писем, которые я получала от тебя, мне стало ясно, что до тебя не дошло и половины моих посланий. – После короткой паузы она добавила: – Ну, признайся – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница. Ты лорд Голден? И все это время я вела твои дела?

– Да, – сердито отвечал Шут. – В Баккипе меня знают только как лорда Голдена. Я прошу тебя постоянно об этом помнить.

– Но разве не от тебя я слышала, что ты направляешься навестить своего старого друга, лорда Голдена, и что всю твою переписку следует вести через него? И сделки, которые я заключала в Бингтауне и Джамелии? И сведения, которые посылала тебе? Значит, я работала на тебя?

– Если тебе интересно, то да, на меня, – угрюмо ответил он и умоляюще добавил: – Йек, ты смотришь на меня так, словно тебя предали. Это – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница не так. Но обман, как ты его назвала, необходим. Ты мой друг, и мне совсем не хотелось тебя обманывать. Сейчас я не могу ответить на твои вопросы и все объяснить. Могу лишь повторить: так было нужно. Моя жизнь в твоих руках. Если ты расскажешь о том, что тебе известно, в какой-нибудь таверне, мне конец. С тем же успехом ты можешь сразу перерезать мне горло.

Я услышал, как Йек усаживается в мое кресло.

– Сначала ты меня обманываешь, – с обидой сказала она, – а теперь еще и оскорбляешь. После всего, что нам довелось вместе пережить, ты сомневаешься в моей способности держать – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница язык за зубами?

– Никто не собирался тебя обманывать, – послышался чей-то голос.

Волосы у меня на затылке зашевелились, поскольку голос не принадлежал ни лорду Голдену, ни Шуту. Он был выше, без малейшего намека на джамелийский акцент. Так, наверное, говорит Янтарь, решил я. Еще одна личина человека, которого, как мне казалось, я прекрасно знал.

– Просто… ты застала меня врасплох и ужасно напугала. Ты ухмылялась так, словно отмочила замечательную шутку, а на самом деле… О, Йек, я не могу тебе ничего объяснить. Мы должны верить в нашу дружбу, должны помнить о том, что вместе перенесли. Ты ворвалась в игру, которую я веду, и – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница теперь тебе придется играть соответствующую роль. В течение всего визита ты должна обращаться ко мне так, словно я и в самом деле лорд Голден, а ты представляешь мои интересы в Бингтауне и Джамелии.

– Ну, это совсем нетрудно, поскольку я действительно веду твои дела. И мы и правда друзья. Только мне больно слышать, что ты утверждаешь, будто твой обман необходим. И все же я могу тебя простить. Но я хотела бы понять. Когда твой слуга, как его… Том Баджерлок вошел, я узнала его лицо и обрадовалась за тебя. Я видела, как под твоими руками родилась фигура на носу корабля. И – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница не отрицай свои чувства к нему. Наконец-то они воссоединились, подумала я. Но, когда ему пришлось уйти по твоему приказу, словно он простой слуга… слуга лорда Голдена… Зачем этот маскарад, зачем так все усложнять?

Наступило долгое молчание. Тишина, я не слышал звука шагов. Потом раздался легкий звон – горлышко бутылки задело стакан. Наверное, лорд Голден наливал вино, пока мы с Йек ждали ответа.

– Это довольно трудно для меня, – ответил Шут новым голосом. – Ему гораздо легче, поскольку он знает далеко не все. Ну вот. Я ведь шут, и не следовало мне делиться своими секретами. Какое чудовищное тщеславие.

– Чудовищное? Колоссальное – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница! Сначала ты вырезаешь носовое изваяние корабля по его образу и подобию, а потом надеешься, что никто не догадается о твоем отношении к нему? О, друг мой. Ты так ловко обращаешься с жизнью и тайнами других людей, что, когда дело доходит до твоих собственных… Ладно. И он не знает, что ты его любишь?

– Полагаю, он предпочитает не замечать. Возможно, он что-то подозревает… ну а после беседы с тобой у него обязательно возникнут сомнения. Но он не станет говорить о них вслух. Такой уж у него характер.

– Тогда он бестолковый болван. Впрочем, довольно красивый. Несмотря на сломанный нос. Могу спорить – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница, что раньше он был еще привлекательнее. Кто испортил ему лицо?

Негромкий звук, сдавленный смех.

– Моя дорогая Йек, ты же его видела. Никто не может испортить его лицо. Во всяком случае, в моих глазах. – Грустный вздох. – Но если ты не возражаешь, мне бы не хотелось говорить на эту тему. Расскажи мне новости. Как Парагон?

– Парагон… Ты про корабль или про пиратского князька?

– Про обоих. Пожалуйста.

– Ну, о наследнике трона Пиратских островов мне известны лишь слухи. Он подвижный здоровый мальчик, ужасно похож на короля Кеннита, услада матери. Точнее, услада и любимец всего флота Ворона. Так звучит его среднее имя. Принц – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница Парагон Ворон Ладлак.

– А корабль?

– Как всегда, легко поддается переменам настроения. Но теперь это не опасная меланхолия, в которую он часто впадал раньше, а скорее тоска молодого человека, считающего себя поэтом. Вот почему мне не нравится проводить с ним время, когда его охватывает уныние. Конечно, тут не только его вина. Альтия беременна, и корабль одержим ребенком.

– Альтия беременна? – Янтарь по-женски обрадовался известию.

– Да, – подтвердила Йек. – Она в ярости по этому поводу, а Брэшен в полнейшем восторге и умудряется каждый день придумывать новое имя для ребенка. Они поженились в главном зале торговцев Дождевых Чащоб… я ведь писала тебе, не – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница так ли? Во многом, для того, чтобы успокоить Малту, которую оскорбляло фривольное поведение Альтии, не имеющей никакого желания выходить замуж. А теперь она беременна, каждое утро ее тошнит, и она постоянно шипит на Брэшена, когда он пытается ее утешить.

– Но она же понимала, что рано или поздно забеременеет?

– Сомневаюсь. Женщины из семей торговцев подолгу не могут зачать ребенка, и у них часто бывают выкидыши. Ее сестра Малта уже потеряла двоих детей. Мне кажется, Альтия еще и из-за этого злится. Будь она уверена, что после всех страданий у нее родится здоровый ребенок, она была бы только рада, что отяжелела. Но ее – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница мать хочет, чтобы Альтия вернулась домой, а корабль настаивает, чтобы ребенок появился на свет на его палубе. Что до Брэшена, он с радостью позволит Альтии рожать хоть на дереве, для него главное – что он потом сможет всем хвастаться своим чадом и качать его на коленях.

– И оттого, что Альтии все без конца что-то советуют, она звереет пуще прежнего, – продолжала болтать Йек. – Вот что я сказала Брэшену: «Перестань разговаривать с ней о ребенке, – так я ему посоветовала. – Сделай вид, что ты ничего не замечаешь, и относись к ней так, словно она была такой всегда». А он ответил – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница: «Как я могу, если вижу, как ее живот трется о снасти, когда она пытается ставить паруса?» Конечно, она услышала его слова, и у Брэшена едва не отсохли уши – такими ласковыми именами Альтия его наградила.

Они еще долго обсуждали разные сплетни, как две кумушки на базаре. Кто должен родить ребенка, и кто этого не хотел, события в джамелийских портах и при дворе, политику Пиратских островов и войну Бингтауна с Чалседом. Если бы я не знал, кто находится в соседней комнате, то никогда бы не догадался. Янтарь и лорд Голден, или Янтарь и Шут, не имели ничего общего. Мой друг изменился до – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница неузнаваемости.

Пожалуй, именно это поразило и расстроило меня. Мало того что Шут обсуждал меня с незнакомцами с такими подробностями, что Йек легко меня узнала и пришла к выводу, что я его любовник, но у него оказалась еще одна жизнь, о которой я не имел ни малейшего понятия. Удивительное дело: стоит человеку узнать, что от него что-то скрывают, и ему сразу начинает казаться, будто его предали.

Я одиноко сидел, глядя на огонь свечи, и размышлял о том, кто же Шут такой на самом деле. Я собрал воедино все, что знал о нем, вплоть до самых мелких намеков и – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница улик, и попытался сделать выводы. Я много раз доверял ему свою жизнь. Он читал все мои дневники, требовал полного отчета о моих путешествиях, и я никогда ему не отказывал. А что получал в ответ? Загадки и тайны, обрывки сведений.

И как остывающая смола, мои чувства к Шуту затвердели. Чем больше я размышлял, тем сильнее становилась обида. Он не впускает меня в свою жизнь. Что ж, сердце знает только один ответ. Я перестану допускать его в свою. Я встал, подошел к двери своей комнаты и прикрыл ее. Нет, я не стал нарочно хлопать дверью, но и не пытался затворить ее бесшумно – мне стало – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница все равно, заметит он что-нибудь или нет. Я открыл потайную дверь и вышел в лабиринт. Как жаль, что нельзя закрыть за собой часть моей жизни. Во всяком случае, я попробовал. И зашагал прочь.

Едва ли существует нечто столь уязвимое, как самоуважение мужчины. Обида жгла мое сердце, которое мучительно билось, когда я поднимался по лестнице и с удивлением перебирал нанесенные мне оскорбления.

Как он осмелился поставить меня в такое положение? Он рисковал своей репутацией, когда мы приехали в Гейлкип в поисках принца Дьютифула. Он поцеловал молодого Сивила Брезингу, сознательно устроив скандал, который сбил с толку леди – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница Брезингу, исказил цели нашего визита и позволил нам немедленно покинуть ее владения. Даже сейчас Сивил его всячески избегает, и мне известно, что это привело к появлению отвратительных сплетен. До сих пор мне удавалось их игнорировать.

Теперь я взглянул на ситуацию иначе. Принц Дьютифул задал мне вопрос. Неожиданно мое столкновение со стражниками в банях предстало в ином свете.

Кровь бросилась мне в лицо. Вдруг Йек, несмотря на свои обещания, станет источником новых грязных слухов? Если верить ее словам, Шут придал мои черты носовому украшению корабля. Меня оскорбило, что он это сделал, не получив моего разрешения. И что он рассказывал, вырезая фигуру, если – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница Йек пришла к вполне определенным выводам?

Его поведение никак не укладывалось в то, что я знал о Шуте и лорде Голдене. То были поступки человека по имени Янтарь, человека, с которым я никогда не встречался.

Из чего следовало, что я совсем не знаю своего друга. И никогда не знал.

Так я добрался до главной причины своих обид. Мысль о том, что мой самый близкий друг оказался чужим и незнакомым мне человеком, острым ножом пронзила мне сердце. Еще одна потеря, неверный шаг в темноте, ложное обещание тепла и дружбы. Я покачал головой.

– Идиот, – пробормотал я себе под нос. – Ты – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница одинок. Пора привыкнуть к этой мысли. – И совершенно бессознательно я потянулся туда, где меня всегда ждали понимание и поддержка.

В следующее мгновение тоска по Ночному Волку стала такой невыносимой, что мою грудь пронзила судорога боли. Зажмурив глаза, я сделал два шага и опустился на маленькую скамеечку, стоявшую возле глазка в покои нарчески. Я попытался сморгнуть мальчишеские слезы, повисшие на ресницах. Одиночество. Все кончилось именно так. Казалось, я подхватил заразную болезнь, которая терзает меня с тех самых пор, как моя мать подчинилась воле своего отца и позволила ему отобрать меня у нее, а мой собственный отец отказался от короны и – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница всех владений из-за меня.

Я прижался лбом к холодному камню, стараясь взять себя в руки. Наконец мне удалось успокоить дыхание, и тут я услышал негромкие голоса. Я глубоко вздохнул. И чтобы забыть о собственных проблемах, заглянул в глазок и стал слушать.

Нарческа сидела на низеньком стуле, посреди комнаты. Она беззвучно рыдала, обхватив себя руками и раскачиваясь из стороны в сторону. Слезы катились по щекам из закрытых глаз и капали с подбородка. На ее плечах лежало влажное одеяло. Она не издавала ни единого звука – быть может, ее только что наказал отец или дядя.

Пока я размышлял на эту – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница тему, дверь распахнулась и в комнату вошел Пиоттр. Сдавленное рыдание вырвалось из груди нарчески, когда она его увидела. Он побледнел еще сильнее и стиснул зубы. В руках он держал плащ, в котором что-то принес. Быстро подойдя к Эллиане, он положил плащ у ее ног. Встав на колени, он взял девушку за плечи, чтобы привлечь ее внимание.

– Кто? – тихо спросил он.

Он всхлипнула и с трудом ответила:

– Зеленый змей, мне кажется. – Еще один мучительный всхлип. – Не знаю точно. Когда он горит, он так жжется, что кажется, будто горят и остальные. – Она поднесла руку к губам и сильно укусила себя за – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница большой палец.

– Нет! – воскликнул Пиоттр.

Схватив край мокрого одеяла, он сложил его дважды и протянул нарческе. Ему пришлось силой оторвать ее руку ото рта. Не раскрывая глаз, она вцепилась зубами в край одеяла. Я заметил четкие следы зубов на ее руке, когда кисть бессильно упала на колени.

– Извини, что я так долго. Мне пришлось прокрасться незаметно, чтобы никто не начал задавать вопросов. И я хотел добыть тебе свежего и чистого. Повернись к свету, – попросил Пиоттр.

Взяв нарческу за плечи, он повернул ее так, что она оказалась ко мне спиной. Эллиана выпустила одеяло, и оно соскользнуло с ее плеч.

Она была – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница обнажена до пояса. От плеч до талии ее спину покрывала татуировка. Это само по себе потрясло меня, к тому же рисунок был очень необычным. Я знал, что обитатели Внешних островов любят украшать себя татуировками, которые указывают на принадлежность к определенному клану и число одержанных побед. Иногда татуировка обозначает статус женщины, рассказывает о браке и количестве детей. Например, лоб Пиоттра украшал простой узор из синих точек.

Татуировка Эллианы не имела с этим ничего общего. Прежде мне не доводилось видеть столь невероятной картины. Рисунок, удивительно красивый и яркий, испускал металлическое сияние, отражаясь в свете лампы, точно полированная сталь клинка – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница. Создания, вытатуированные на плечах и спине нарчески, казалось, пылали и искрились. А один из них, изысканный зеленый змей, который начинался у шеи и, извиваясь, спускался вниз, переплетаясь с другими, заметно выделялся, точно свежий ожог.

Он был изысканно прекрасным и казался плененным под кожей девушки, словно бабочка в коконе. Пиоттр сочувственно ахнул. Затем он откинул полу плаща, и я увидел горку свежего белого снега. Взяв пригоршню, он прижал снег к голове змея. К своему ужасу, я услышал шипение, словно раскаленный клинок погрузили в воду. Снег моментально растаял и растекся тоненькими струйками по спине Эллианы, которая вскрикнула, но скорее от неожиданности и облегчения – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница.

– Вот так, – хрипло пробормотал Пиоттр. – Потерпи еще немножко. – Он аккуратно разложил плащ на полу и распределил снег по всей его поверхности. – Ложись сюда, – скомандовал он, помогая нарческе подняться со стула.

Когда он осторожно опустил ее на снежную постель, Эллиана всхлипнула от облегчения. Теперь я видел ее мокрое от пота лицо, по которому продолжали бежать слезы. Она лежала неподвижно, с закрытыми глазами, ее грудь плавно вздымалась и опускалась с каждым тяжелым вздохом. Через несколько мгновений она начала дрожать, но не покинула свое снежное ложе. Пиоттр взял одеяло, намочил его водой из кувшина и положил рядом с Эллианой.

– Я схожу – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница за свежим снегом, – сказал он. – Когда он растает и больше не будет приносить облегчения, попробуй одеяло. Я постараюсь вернуться как можно быстрее.

Она с трудом разжала челюсти и провела языком по губам.

– Поторопись, – едва слышно попросила Эллиана.

– Я постараюсь, маленькая. Постараюсь. – Он встал и очень серьезно добавил: – Наши матери благословляют тебя за терпение. Будь прокляты Видящие и их упрямство. И мерзкие драконоводы.

Нарческа покачала головой.

– Я просто… хочу знать, чего она хотела. Что мне еще следует сделать?

Пиоттр забегал по комнате, разыскивая кусок ткани, в котором он мог бы принести снег. Наконец, он взял плащ нарчески.

– Мы оба знаем, на – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница что она рассчитывает, – жестко сказал он.

– Но я еще не женщина, – спокойно сказала Эллиана. – Это против материнского закона.

– Это против моего закона, – поправил Пиоттр, словно лишь его воля имела значение. – Я не позволю тебя использовать. Должен быть другой путь. – Он явно против воли спросил: – Хения заходила к тебе? Она объяснила, почему ты так мучаешься?

Эллиана коротко кивнула.

– Она настаивает на своем. Я должна связать его с собой. Раздвинуть ноги для него, чтобы иметь полную уверенность перед нашим отплытием. Она утверждает, что другого выбора у меня нет. – Эллиана говорила сквозь стиснутые зубы. – Я дала ей пощечину, и она – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница ушла. А потом боль стала еще сильнее.

Гнев исказил лицо Пиоттра.

– Где она?

– Ее здесь нет. Она взяла плащ и ушла. Возможно, хочет избежать твоего гнева, но мне кажется, она отправилась в город по своим делам. – Эллиана неожиданно улыбнулась. – Тем лучше. У нас и без того непростое положение – а так тебе пришлось бы объяснять, почему ты убил мою служанку.

И хотя слова нарчески не успокоили Пиоттра, они вернули его к реальности.

– Что ж, хорошо, что до шлюхи мне сейчас не добраться. Но не слишком ли запоздал твой совет, что я должен вести себя сдержанно? Моя маленькая воительница, ты унаследовала – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница характер своего дяди. Твои поступки не выглядят мудрыми, но я не нахожу в себе сил отругать тебя. Бездушная шлюха, она и в самом деле думает, что не существует другого способа привязать мужчину к женщине.

Я не поверил своим глазам, когда нарческа коротко рассмеялась.

– Дядя, она ни во что другое не верит. Но я не сказала, что не знаю других путей. Гордость может привязать мужчину даже в тех случаях, когда нет любви. Только эта мысль сейчас помогает мне. – Ее лицо исказилось от боли. – Принеси мне, пожалуйста, снегу, – простонала она.

Пиоттр коротко кивнул и вышел.

Я смотрел ему вслед. Нарческа с трудом села и – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница осторожно стряхнула оставшийся снег на свое узкое ложе. Татуировки у нее на спине продолжали гореть огнем. А обнаженная кожа вокруг покраснела от холода. Она снова осторожно опустилась на снег, вздохнула и поднесла тыльные стороны рук ко лбу. Я вспомнил, что читал в одном из свитков, как молятся обитатели Внешних островов. Однако она произнесла лишь несколько слов.

– Моя мать. Моя сестра. Ради вас. Моя мать. Моя сестра. Ради вас. – Вскоре ее слова превратились в монотонное повторение одних и тех же слогов.

Я отвернулся от глазка и прислонился спиной к стене, не в силах сдержать дрожь, – мужество девочки – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница поражало, и мне было жаль ее. Я попытался понять, какой смысл имеет сцена, которую я только что наблюдал. Моя свеча догорела до половины. Я взял ее и медленно поднялся по ступенькам в башню Чейда. Я ужасно устал, тоска грызла мою душу, мне хотелось оказаться в знакомой обстановке. Но когда я вошел в комнату, там было пусто, а огонь в камине давно догорел. На столе стоял пустой грязный стакан. Я сгреб пепел из камина, ворча под нос нелестные слова про обленившегося Олуха, и разжег огонь.

Потом я взял бумагу, перо и чернила и записал все, чему стал свидетелем. Затем я связал – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница эту сцену с предыдущим разговором между Эллианой, Пиоттром и служанкой Хенией, который мне удалось подслушать. Да, за служанкой следует приглядывать. Я посыпал песком написанное и сложил листки в кресло Чейда. Оставалось надеяться, что он зайдет сегодня в свои покои. В который раз я пожалел, что он отказался предоставить мне возможность связываться с ним напрямую. Я знал, что мне удалось узнать нечто очень важное. Оставалось надеяться, что Чейд сумеет распорядиться новыми сведениями.

Дата добавления: 2015-08-29; просмотров: 4 | Нарушение авторских прав


documentaneqlvl.html
documentaneqtft.html
documentaneraqb.html
documentaneriaj.html
documentanerpkr.html
Документ – Вспомни сердцем. Вернись назад, вернись назад и назад. В небесах этого мира должны парить драконы. Когда драконы исчезают, люди скучают по ним. Конечно, кто-то даже не вспоминает о них. Но 21 страница