ПРОБЛЕМА ОБИХОДНЫХ ЛАДОВ

ПРОБЛЕМА ОБИХОДНЫХ ЛАДОВ

Древнерусские гласы — одна из великих ладовых систем, срав­нимая по важности с другими великими ладовыми массивами — древнегреческой и западной грегорианской. Поразительно, однако, что до сих пор нет ладовой теории древнерусской монодии, несмотря на ценные разработки ряда ученых. Мы хорошо знаем, например, в каком ладу та или иная грегорианская мелодия, есть твердые на­дежные критерии однозначного определения лада в каждом конк­ретном случае. Но что за лады в родных древнерусских мелодиях, мы не знаем; неизвестно, сколько их, как их надо именовать, како­вы их признаки; не знаем, тождественны ли лады гласам или нет.

Для создания полной картины необходимы дальнейшие исследо­вания (которые интенсивно ПРОБЛЕМА ОБИХОДНЫХ ЛАДОВ ведутся в настоящее время). Здесь будут даны лишь основные положения теории обиходных ладов.*

Система обиходных ладов типологически относится к древней­шим, генетически (не хронологически) более старым, чем, напри­мер, аналогичная система грегорианских ладов. Если в грегориан­ских ладах при всей важности в них категории диатонического (ме­стами переменно-диатонического) звукоряда все же первым критерием

* Теория обиходных ладов специально исследована Г. С. Бычковой (Федоровой); см. в ее дипломной работе «Глас как ладовая категория», 1980 (хранится в библиоте­ке Московской консерватории).

структуры является финалис как своего рода основной тон лада (пусть и отличающийся по своим свойствам от классической тоники в тональной музыке), то ПРОБЛЕМА ОБИХОДНЫХ ЛАДОВ в обиходных ладах первым критерием сле­дует считать неизменный звукоряд.

Древнейшие модальные (нетональные) лады складываются под действием ряда факторов:

♦ конечный тон (или финалис) — устой, опора;

♦ звукоряд определенного интервального рода (диатонического, гемиольного, миксодиатонического);

♦ звуковой объем (или амбитус, область) — ряд, совокупность ис­пользованных звуков;

♦ вторая (побочная) опора лада (реперкусса; по-русски — «господ­ствующий») — тон, до наступления финалиса нередко функцио­нирующий как главная опора мелодии и модально разрешаю­щийся в финалисе;

♦ мелодия-модель (попевка или группа попевок) — излюбленная мелодическая формула данного лада, отличающая формально-структурную категорию ладозвукорядной «таблички» от живого конкретного звукоряда именно данного лада.

Сравнивая (в очень схематичном и ПРОБЛЕМА ОБИХОДНЫХ ЛАДОВ приблизительном виде) неко­торые основополагающие факторы древних монодических ладов в обиходных и грегорианских ладах, мы получим следующее соотно­шение между ними (цифры условно указывают на весомость факто­ра среди других, его «место» в системе, таблица 10).

Таблица 10

Грегорианские лады Обиходные лады
Финалисы (D, или E, или F, или G) Звукоряд (обиходный)
Звукоряд (миксодиатонический) Попевки (мелодические формулы)
Звукообъем, или амбитус (автентический, плагальный) Конечные (заключительные) тоны попевок и мелодий в целом
Псалмовые тоны (мелодические формулы) Область (звукообъем попевок)
Реперкусса (вторая опора лада) Господствующий (тон)

То есть:



Сравнение показывает, что обиходные лады древнее (в логико-генетическом отношении) грегорианских, ближе к самому старому ладовому типу ПРОБЛЕМА ОБИХОДНЫХ ЛАДОВ «мелодии-модели» (наподобие восточных ладов, про­несших через века принципы «мелодий-моделей», — мугамов, мака­мов, макомов, paг), с минимальной развитостью абстрактного мыш­ления в сфере лада, а следовательно, и в музыке в целом. Это значит, что такой модальный звукоряд предельно слит с самой мелодией,

точнее, еще не выделен из синкретизма «мелоса» — «мелолада» или «ладомелодии» («ладомелоса»). Подобным синкретизмом не обладают тональные лады европейского мажора и минора XVIII в. Эволюция ладового мышления в грегорианских ладах состоит в значительном развитии именно этого абстрагирования, в возрастании роли автоном­ной ладовости, отделяющей себя от конкретных гласовых попевок — псалмовых тонов, однако отнюдь не порывающей с ПРОБЛЕМА ОБИХОДНЫХ ЛАДОВ ними. Эволюция сказывается также в некотором приближении категории финалиса к категории тоники (последняя характеризуется непосредственно ощу­щаемой властью над остальными звуками в виде тонального тяготе­ния к тонике, чего, впрочем, в грегорианских ладах все же нет).

Отсутствие (тонального) тяготения к главному звуку — конечно­му — в попевках обиходных ладов (а тем более во всей мелодии) составляет, таким образом, яркий характерный признак русской ладовой системы. Он не может считаться доказательством «отсут­ствия лада» в древнерусских роспевах (к подобному выводу подтал­кивают бытующие представления о ладе, где под «ладом» фактиче­ски подразумевается тональность европейской музыки XVII-XIX вв.). Отсутствие тяготения ПРОБЛЕМА ОБИХОДНЫХ ЛАДОВ говорит лишь о том, что система не тонального типа, а модального, то есть такого, где на первом месте по важности находится не категория главного тона, а категория звукоряда мело­дических попевок. По-видимому, «русские лады» (так следовало бы называть всю систему ладов древней русской монодии) и представ­ляют собой наилучший, наиболее чистый исторический пример мо­дальной системы — более чистый, чем типологически аналогичные им западные лады грегорианского хорала, в которых в большей мере сказывается действие рационализма и тонального принципа, вообще свойственного мировоззрению новой западной культуры IX-XX вв. (так называемый Abendland).

Для обоснования системы русских ладов целесообразно восполь­зоваться методом, уже примененным для ПРОБЛЕМА ОБИХОДНЫХ ЛАДОВ решения другой трудной научной проблемы — создания общей теории гармонии XX в. Суть метода исходит из общего положения о связи между структурой системы и свойствами ее центрального элемента (ЦЭ).*

Структура, например, мажорного лада (тонального типа) связана с использованием свойств его ЦЭ — мажорного трезвучия. Этим отличается мажор (с его квинтово-функциональным остовом S-T-D) от старого ионийского лада, чья структура пронизана отношением не к мажорному трезвучию, а к определенному модальному звукоря­ду с определенным звуком-финалисом (в натуральной позиции — с финалисом с) и доминированием секундовых связей.

Структура оригинального «скрябинского» лада (в поздних сочи­нениях композитора) происходит от использования ПРОБЛЕМА ОБИХОДНЫХ ЛАДОВ свойств его ЦЭ (типа «прометеевского» аккорда); структура данной додекафонно-

* Подробнее об этом см.: Холопов Ю. Н. Очерки современной гармонии. М., 1974. С. 30-38, 161-281 и др.).

серийной системы в конкретном сочинении происходит от свойств данного ЦЭ (серии — как определенного индивидуализированного ладово-интервального комплекса).

Обиходные лады — модального, а не тонально-аккордового типа. Поэтому и ЦЭ их не аккорд либо интервал, а прежде всего опреде­ленный звукоряд — обиходный. Но ЦЭ модальных ладов не просто гамма, а звукоряд, определенным образом структурированный. Уни­кальная специфическая особен­ность обиходного звукоряда состо­ит в том, что от каждой из его звукоступеней вверх и вниз все­гда находится ПРОБЛЕМА ОБИХОДНЫХ ЛАДОВ чистая кварта (при­мер 116).

Названия ступеней образно пе-


documentanferqv.html
documentanfezbd.html
documentanffgll.html
documentanffnvt.html
documentanffvgb.html
Документ ПРОБЛЕМА ОБИХОДНЫХ ЛАДОВ